Aquamarine Fox
Наши слёзы питают мировой океан.




Я пообещал тебе не трогать руки сегодня. Вернее, уже вчера. Сейчас 00:16. И формально у меня есть на это право. Я только что выслушал от мамы, какой я урод. Она поссорилась с папой, поссорилась с младшим братом, но родоначальником всех бед являюсь я. Вероятно, так и должно быть. И я молча стоял и выслушивал ее истерику 2 часа. Пока она не захотела ответа. Когда она начинает говорить, я умудряюсь вернуть ее к началу истерики одним словом. Любым. Абсолютно. Главное, что оно отходит от меня. Мне иногда приходят в голову ужасные мысли о том, замечает ли она, что только я это слушаю? Что и отец, и брат уже давно легли спать. А я стою, как английский полисмен и слушаю ее. Но мне быстро становится стыдно за мои мысли и я прошу Бога, чтоб он помог ей и огородил её от этих бед. К сожалению, моё эгоистичное начало всё равно дает о себе знать. После слов о том, что проще всего быть безучастным и не рвать душу мне захотелось закатать рукава свитера и показать ей свои изрезанные руки, последние полосы на которых были оставлены всего за пару часов до разговора. Я на рву душу? Я безучастен? Никто не интересуется, как она, как её дела, есть ли проблемы... Единственный человек, интересующийся моей личной жизнью-бабушка, которая звонит нам по воскресеньям, а так как у меня нет партнера противоположного пола, а я не хочу её расстраивать этим, говорим мы раз в две-три недели. К сожалению, меня начали отталкивать отношения с противоположным полом. К сожалению, меня стали отталкивать любые отношения с физическим контактом. К их сожалению. Два дня назад я ехал в маршрутке и думал о том, что, вероятно, не так уж и плохо иметь тульпу. У тебя появляется хотя бы одно существо, готовое тебя выслушать. Я знаю, какой бы была моя. Скептик, режущий вены. В общих чертах. В моей голове все это, конечно, более детально.
После того, как я ушел, я несколько минут обдумывал возможность оставить на себе ещё несколько полос. Но я обещал тебе. Поэтому я просто пишу то, что происходит внутри. Сейчас 00:33. Я сижу на кровати и снова думаю о том, что продезинфицировать кожу, обработать нож, распороть ткани, стереть кровь занимает около пяти-десяти минут. И возможно, это более хороший вариант, чем тыкать пальцами по клавиатуре, чувствуя дискомфорт от натяжения сухой кожи и острой боли в глазах от яркого излучения экрана. Вероятно, мне тоже стоит перейти на ребра и ноги. Хотя ноги мои все видят гораздо чаще, чем руки.
У меня нет желания ложиться спать. Моё желание- дотерпеть до утра и как можно быстрее сбежать из этой квартиры. Вероятно, стоит попроситься переночевать у сестры, так как всё плохое в моём брате именно моя вина, так как , по словам мамы, пример он берет именно с меня. С моей же точки зрения, ушедший старший брат нанес ей тяжелую психологическую травму.
Эти несколько десятков слов появились довольно неожиданно для меня, в связи с чем я совершенно не понимаю, как прийти к логическому заключению, да и есть ли оно здесь вообще. Разве может быть логический конец у оборванной истории, конец которой еще неизвестен? По мне так это все равно что выключить музыкальное произведение на второй части и утверждать, что ты заранее знаешь, какой будет третья, даже если ты слышишь это произведение впервые. Но тогда выходит, что логического конца быть не может, а строки должны как-то оборваться. И что же тогда? Но в любом случае, мне уже пора заканчивать, поэтому "я просто оставлю это здесь". Не сочтите за грубость.

@темы: Сломано всё, Под воду, Вникудаль, Письма для никого